АВСТРИЯ

Ледерхозе

Длинные или короткие, c подтяжками или без, обязательно украшенные богатой вышивкой кожаные брюки, или, как их называют в Австрии, ледерхозе (Lederhose) или просто ледерне, — неотъемлемая часть идеального образа настоящего горца. Бывшие в Средние века рабочей одеждой и надежной защитой для лесников, охотников и горняков, со временем ледерхозе набирали популярность и уже в середине XIX века были распространены среди всех слоев населения Дунайской монархии.

Для стройных юношей и старцев седовласых

Но что же такое ледерхозе сегодня? Культурное достояние, дань традиции, клише или все же важная составляющая обыденной жизни жителей Альп? Несомненно одно: каждый уважающий себя мужчина, будь то юноша или почтенный старец, непременно имеет в своем гардеробе пару кожаных брюк. Молодых они делают стройнее и элегантнее, старики выглядят в них еще степеннее и солиднее. Настоящие ледерне считаются сегодня скорее праздничной одеждой — вы увидите их в воскресный день у деревенской церкви, на семейных торжествах, свадьбах, мальчишниках... Но по какому бы поводу их владелец ни решил принарядиться, ледерхозе должны быть достаточно прочными, чтобы с достоинством выдержать все эти и возможные будущие праздники.

Существует только два аутентичных способа обзавестись этими стильными штанцами: получить в наследство от отца или деда (да-да, именно так!) или отправиться к кожевеннику. Но во втором случае придется запастись терпением — от момента заказа до последней примерки может пройти не один месяц. Мастеров, владеющих этим старинным ремеслом, сегодня не так уж много, а их книги заказов пополняются все новыми и новыми именами клиентов, желающих стать счастливыми обладателями настоящих, сделанных вручную ледерне. И это неудивительно, ведь ледерхозе шьются один раз — и навсегда.

Когда растет животик...

Эти брюки сопровождают своего хозяина всю жизнь — «растут» вместе с ним и вместе с ним стареют. «Сшив ледерне в юности, мужчина будет носить их до глу- бокого пенсионного возраста. Конечно, со временем мужская фигура меняется, но для кожаных штанов это не критично, — улыбается знаменитый в земле Зальцбург кожевенник Тобиас Цант, — ведь в первую очередь у мужчин растет живот, а ноги, бедра и то, что пониже спины, скорее сохраняют свои размеры. Кроме того, ледерхозе носят не с ремнем, а с искусно расшитыми подтяжками, которые изящно отвлекают внимание от мужской „проблемной зоны“».

Тобиас Цант, кожевенник в седьмом поколении

Над входом в мастерскую Тобиаса Цанта в центре Целль-ам-Зее красуется кованая вывеска, которая сообщает, что здесь изготавливается традиционная кожаная одежда. 32-летний Тобиас — представитель уже седьмого поколения семьи мастеров, в которой более двухсот лет дело передается от отца к сыну. В витринах мастерской висят кожаные брюки и юбки, на столе и скамьях лежат свернутые в рулоны окрашенные дубленые шкуры натуральных оттенков, а в старинном крестьянском шкафу хранятся главные сокровища — уникальные коллекционные ледерхозе, созданные дедами и прадедами Тобиаса за два столетия. Сегодня они служат образцами и бесценными источниками вдохновения для Тобиаса и его клиентов. На некоторых, особенно старых, рельефные когда-то роговые пуговицы почти полностью стерлись. «Пуговицы, которыми мы по желанию некоторых клиентов украшаем боковые разрезы ниже колена и так называемую „брючную дверцу“ (Hosentuerl) спереди, сделаны из оленьего рога. Хотя традиционно в нашем регионе не было принято использовать пуговицы для украшения, да и олений рог чересчур жесткий и царапает даже выносливую оленью кожу, из которой мы шьем одежду. Все-таки главное украшение ледерне — это вышивка».

 

Сделано вручную

В мастерской Цанта все ледерхозе вышиваются исключительно вручную. «Иглы вышивальных машин слишком сильно режут кожу, после машинной строчки она выглядит перфорированной, а украшающие швы рвутся быстрее, так как при сильном повреждении материала они несут допол- нительную нагрузку, соединяя и поддерживая фрагменты кроя. Поэтому мы вышиваем только руками. Вот так сидишь, бывает, и шьешь по 8 часов в день. На следующий день снова, и снова, и снова... Но иначе не бывает, настоящие ледерне требуют времени», — рассказывает Тобиас.

Олени, серны и влюбленные зайцы

Тобиас возится с каким-то камнем, придавливая и разглаживая мягкую, как бархат, шкурку, на которую будет нанесен узор для вышивки. На рабочем столе лежит толстый свиток старинных, пожелтевших трафаретов — олени, косули, серны, зайцы, растительные узоры... Сквозь отверстия в трафаретах очень легкой, почти невесомой меловой пудрой мастер переносит на заготовку узор, а затем строго по контуру покрывает его гуммиарабиком. Гуммиарабик — растительный экстракт акации, который используется как натуральное связующее средство. Он идеально подходит для фиксации узора на коже, так как уже во время шитья начинает стираться и исчезает, не оставляя никаких следов. Вскоре на эти тонкие линии ляжет белая шелковая нить. Ведь, в конце концов, именно вышивка делает настоящие ледерхозе тем, чем они должны быть.

«Старый черный»

Мастер показывает нам кусок замши неопределенного оттенка: «„Старый черный“ — это, как ни странно, светлый, отливающий золотом цвет. Замшевое дубление делается с помощью рыбьего жира. Затем — окраска отваром ядровой древесины. Это совершенно особый способ окрашивания. Кожу погружают в жидкость, которая равномерно пропитывает ее верхний слой. Cначала получается почти иссиня-черный цвет. С годами ледерне изнашиваются, и начинает проступать нежный, золотистый цвет натуральной кожи — знаменитая патина, которая придает ледерне особый шик».

Главные враги ледерхозе

«Главные враги ледерне — неправильное хранение и рачительные хозяйки, — совершенно серьезно замечает Тобиас Цант. — На самом деле кожаные брюки прекрасно стираются. Кожа хорошо переносит жару или влажность, но не то и другое вместе. Налипшую грязь нужно просто соскрести ножом. Многие берут тряпку и пытаются стереть пятно, в результате чего оно еще глубже проникает в кожу. Стирать брюки нужно только с ядровым мылом, которое обезжиривает материал, а затем просто дать им медленно высохнуть. Огрубевшую после сушки кожу нужно просто хорошо раскатать, и она снова станет мягкой». Для иллюстрации своих слов Тобиас берет только что высушенные брюки, скручивает их и некоторое время катает по столу. Теперь ледерне снова в идеальной форме и готовы служить своему владельцу и его наследникам еще долгие годы.

Наталья Новик

Другие статьи номера

Отправить запрос
Отправить запрос