АВСТРИЯ

Огненный лис

Найти в Вене этот дом может только тот, кто точно знает, что именно он ищет. В стороне от исхоженных туристических маршрутов, на западной окраине города притаилась окруженная стройными буками венского леса, небольшая, ослепительно белая вилла. Автором и первым владельцем этой архитектурной жемчужины, построенной в конце XIX века, был знаменитый зодчий эпохи модерна Отто Вагнер. Вот уже более сорока лет это здание неразрывно связано с именем еще одного выдающегося австрийского художника — Эрнста Фукса, а с 1988 года здесь располагается музей Мастера.

Все фото
© Ernst Fuchs Museum
© 2015 Nikolaus Neureiter
 
 

Отто Вагнер строил виллу для себя и для своей семьи. Проект этот, представленный Вагнером на многих международных форумах, с самого начала вызывал огромный интерес публики и прессы и считался исключительно необычным. Так, вестник берлинской архитектурной выставки отмечал: «Собственная вилла художника в Хюттельдорфе совершенно не похожа на иные подобные постройки. Воздвигнутое на крутом склоне холма строение видится как один просторный, открытый зал, обрамленный двумя легкими крыльями». Ко входу, украшенному четырьмя изящными колоннами, вела парадная лестница, а большие, от пола до потолка окна боковых пристроек были заполнены красочными витражами работы австрийского художника Адольфа Бёма.

Планировалось, что дом этот, расположенный в местечке Хюттельдорф, тогда еще предместье Вены, будет служить для летнего отдыха. Однако уже через несколько лет после завершения строительных работ семья переселилась сюда окончательно, и вилла стала одним из важнейших центров культурной жизни австрийской столицы. Слава об устраивавшихся здесь балах и приемах гремела на весь город, а их посетители оставили в истории и культуре страны и города след, пожалуй, не меньший, чем сам хозяин: Густав Климт, Йозеф Хоффман, Густав Малер и многие, многие другие не раз поднимали свой бокал в просторной гостиной. Время шло, дети росли и постепенно покидали родительское гнездо. Тогда Вагнер построил по соседству еще один дом, поменьше, а виллу продал директору знаменитого венского театра-варьете «Ронахер» Бену Тиберу. Приблизительно в это же время, в конце тридцатых годов, неподалеку от виллы Вагнера состоялся один, казалось бы, совершенно незначительный разговор, который на самом деле определил судьбу этого памятника архитектуры. Если бы тогда кому-то пришло в голову наблюдать за проходящими по Хюттельбергштрассе людьми, то, возможно, внимательный человек заметил бы эту пару — красивую молодую женщину и рыжеволосого мальчика лет шести в шапочке. Взявшись за руки, они прогуливались время от времени мимо импозантной виллы, за окнами которой ярко сияли люстры, раздавались звуки музыки и звон бокалов. Женщину звали Леопольдина Фукс, и за руку она вела своего первого и единственного сына. «Мама, когда я вырасту и разбогатею, я обязательно подарю тебе этот дом!» — «Конечно, Эрнст, так все и будет...»

Но пока события развивались иначе. Когда в 1938 году к власти пришли нацисты, Тибер, еврей по происхождению, потеряв свое имущество, бежал из Австрии. В доме появились новые хозяева, а веселые праздники сменились собраниями и «летучками» «Гитлерюгенд», молодежной организации НСДАП.

Музей Эрнста Фукса
www.ernstfuchsmuseum.at
Huettelbergstrasse 26 1140 Wien

В семье красавицы Леопольдины между тем развивались чрезвычайно драматичные события. Ее муж Максимилиан происходил из очень религиозной еврейской семьи и готовился в свое время к тому, чтобы стать раввином. Женившись на ней, христианке из Штирии, практически против воли родителей, он оставил религиозную карьеру, но не перестал быть евреем. Спасаясь от надвигающейся опасности, Максимилиан спешно покидает страну и бежит, бежит далеко — землей обетованной для него становится Шанхай, а молодая Леопольдина остается одна с восьмилетним сыном на руках. Но как будто и этого мало. Эрнста — наполовину еврея — отнимают у матери и отправляют в лагерь, где содержатся такие же «полукровки», как и он, а ее лишают родительских прав. Пытаясь уберечь своего ребенка, Леопольдина добивается формального развода, забирает Эрнста из лагеря и тут же ведет сына в венский собор Святого Штефана, где спешно крестит его в католичество. Вероятно, именно пережитое в это время сформировало то особое мироощущение и вИдение художника, которое позже так мощно выразится в его работах. Война со всеми ее ужасами, смерть, страх перед возможностью возврата пережитых уже однажды страданий, встреча, столкновение и затем взаимопроникновение двух разных культур, двух религий, двух миров сквозной нитью проходят сквозь творчество Эрнста Фукса.

В 1945 году руководители «Гитлерюгенд» поспешили очистить помещения и удалиться от занятой союзническими войсками Вены на безопасное расстояние. Огненно-рыжий пятнадцатилетний юноша отправился изучать живопись в Академию изящных искусств, а уже хорошо знакомая нам вилла, оказавшаяся во французской оккупационной зоне, превратилась в казино и со временем стала понемногу приходить в упадок. К началу шестидесятых годов здание находилось в столь плачевном состоянии, что городское правительство уже начало планировать снос и строительство на ее месте бензоколонки. Дебаты о судьбе здания закончились, когда в 1972 году художник Эрнст Фукс купил его, самым тщательным образом отреставрировал, устроил здесь свое ателье и... за руку привел в дом пожилую, но все такую же красивую Леопольдину. Сам Эрнст в это время — уже известный и признанный художник. Уже далеко позади детские рисунки на бумаге для оклейки окон, ужасы пережитого в военное время и годы нищеты, за неимением средств на холсты и ателье работа над малоформатными произведениями на фанере и картоне в парижских кафе. За его плечами успешное окончание Академии изящных искусств и основание так называемой Венской школы фантастического реализма (в возрасте двадцати лет его имя уже звучало синонимом названию этого направления австрийской живописи), двенадцать лет жизни в Париже и знакомство и дружба с основоположником сюрреализма Андре Бретоном, драматургом Жаном Кокто, художниками Арно Брекером и Сальвадором Дали (в 1975 году Дали заявлял следующее: «Мы — Брекер, Дали и Фукс — золотой треугольник искусства. Нас можно переворачивать как угодно, но все равно мы всегда наверху!»), несколько месяцев жизни в бенедиктинском монастыре Успения Богоматери на горе Сион и, наконец, признание, первые персональные выставки, возвращение в родной город и принятие звания профессора академии.

Изучив за прошедшие годы множество культур и религий, Эрнст Фукс сумел создать свой собственный, универсальный язык искусства и объединил в своем творчестве образы и символы многих религий мира. В мастерски написанных живописных полотнах и кропотливо проработанных рисунках и литографиях мы постоянно обнаруживаем глубокие религиозные и мифологические мотивы. Часто его картины кажутся вышедшими из сновидений, что неслучайно. Многие художники фантастического реализма нередко обращались к медитации как одному из интуитивных методов познания. Следуя законам психоанализа и используя медитацию, они исследовали природу психических состояний и затем переносили многогранные и далеко не однозначные подсознательные образы на холст. Так и Эрнст Фукс строил на своих холстах фантастическую психическую реальность.

«Меня часто преследовали вещи, невидимые снаружи. Я занимался живописью, воспроизводившей картины, которые другие люди видели только во снах или во время галлюцинаций. Я был как бы порогом, через который переходили эти внутренние образы, чтобы материализоваться на холсте. Этот переход из сна или фантазии в мир осязаемой реальности и видимых образов был возможен для меня постоянно. С самого начала религиозные и мифологические темы были важны для меня, поэтому картины, наполненные сюрреалистическим или фантастическим содержанием, встречаются практически в каждом периоде моего творчества» (из книги Э. Фукса «Под знаком сфинкса»).

В конце семидесятых, когда в его живописных работах появились яркие, светящиеся краски, Эрнст Фукс начинает подписывать свои работы псевдонимом Огненный лис (Feuer Fuchs). Этот образ, с одной стороны, символизирует мудрость человека, освободившегося от своих страхов, а с другой — как бы говорит об «очищении огнем», сквозь которое ему пришлось пройти, чтобы преодолеть боль от пережитых страданий.

Марсель Брион, известный французский писатель и историк искусства, называл Эрнста Фукса «визионером, видящим сквозь предметы» и «летописцем неизвестных миров» и писал о его творчестве: «Не какой-то определенный античный или современный миф, но собственная мистика Фукса, в которой резонирует все или почти все из его работ, не религиозно-исторический конструкт и не искусное историческое изображение академического художника, но мифология без прототипов и в то же время включающая в себя их все, достигающая своего апогея в слиянии гибридов, им самим изобретенных или вновь открытых, плавильный котел из веры и интуиции, суеверий и литургий, просветлений и кошмаров, едва предугадываемого и пророчески ощущаемого. Отдельный мир, мир настоящий».

Эрнст Фукс — художник поистине универсальный и признан не только как живописец и график, но и как скульптор, дизайнер, архитектор, композитор, поэт. К его неизменно увеличивающемуся наследию относится огромное количество литографий, акварелей, фрески на тему Апокалипсиса в церкви Святого Эгидия в Клагенфурте, иллюстрации Библии, театральные декорации, ткани и костюмы для оперных постановок в Мюнхене и Гамбурге и многое другое. Им записано несколько пластинок («Von Jahwe», «Via Dolorosa», «Mystische Ges nge»), его перу принадлежат философские эссе, поэтические сборники, детские книги и сказки.

В 90-е годы особенный интерес Эрнст Фукс проявлял к архитектурным проектам и занимался, в частности, строительством и оформлением церкви Святого Иакова неподалеку от Граца и отеля «Kunsthotel Fuchspalast» в Санкт-Файте в Каринтии (буквально название отеля переводится «Художественный отель «Дворец Фукса»»). Но самым первым его опытом в этой сфере стала работа по восстановлению виллы Отто Вагнера, именно здесь он впервые реализовал некоторые свои архитектурные и дизайнерские идеи, описанные ранее в программном манифесте «Небесная архитектура» («Architectura Caelestis», 1966). Многое здесь удалось восстановить в духе Отто Вагнера, но большая часть интерьеров создавалась заново по эскизам Эрнста Фукса — шелковые обои, мебель... Некоторые предметы мебели, которые сегодня украшают залы дома, были собственноручно расписаны художником.

Долгое время вилла служила легендарному основателю фантастического реализма как ателье. Среди прочего мастер создал здесь множество портретов знаменитых людей. Пласидо Доминго, Эдвард Теллер, Оскар Вернер и Фалько позировали ему в этих стенах, и уже с чисто дружескими визитами здесь бывали Грейс Келли, Курд Юргенс и Йоко Оно. В 1988 году художник воплотил в жизнь еще одну свою давнюю мечту и превратил виллу в музей, где представлены как живописные, графические и скульптурные произведения художника, так и его дизайнерские работы и выполненные по его эскизам театральные декорации — от самых ранних до тех, что были созданы практически вчера.

На виллу Эрнста Фукса ежегодно приезжает большое количество посетителей из разных уголков мира, но не только как в музей. Часто здесь принимают гостей, которые хотят особенным образом отметить важные события своей жизни — будь то свадьба или юбилей — в месте, отмеченном трудом и гениальностью самых интересных австрийских художников. В доме на Хюттельбергштрассе снова есть место празднику.

Наталья Новик

Другие статьи номера

Отправить запрос
Отправить запрос