АВСТРИЯ

Крестьянское подворье Рёкбауэр

Познакомиться поближе с одним из фермерских хозяйств мы отправились на крестьянское подворье Рёкбауэр (Roeckbauer) в середине сентября. Оно расположено в местечке Ремзах, административно входящем в Бад-Гастайн. Нас встретила хозяйка —  Элизабет Зальцманн. Она любезно согласилась ответить на несколько наших вопросов.

Фрау Зальцманн, расскажите, пожалуйста, о Вашем хозяйстве.

Мы — небольшое животноводческое предприятие, разводим крупнорогатый скот мясной породы. У нас 23 коровы и 2 быка, каждая корова приносит в год по одному теленку. Наши коровы зимой стоят в хлеву, а летом пасутся на обширных горных пастбищах, расположенных на разной высоте. На нижнем пастбище Астенальм, которое лежит на высоте 1200 м, коровы находятся примерно с середины мая. Там же построена небольшая хижина, в которой летом живет пастух. В начале июня мы перегоняем коров на верхнее пастбище (1900 м), где стадо проводит все лето. В конце сентября (опять с остановкой на Астенальм) стадо возвращается домой.

Это знаменитое возвращение коров с альпийских пастбищ?

В общем, да, но мы не устраиваем из этого праздничного шоу, так как для нас это серьезная работа. Наше стадо довольно большое — 50 голов, и мы гоним его через весь Бад-Гастайн. На окрестных лугах, уже в долине, коровы проводят еще несколько недель — примерно до Дня всех святых; потом мы ставим их в хлев. То, что животные проводят так много времени на вольном выпасе, питаясь исключительно свежей травой, очень важно для нас, так как наше предприятие — биологически чистое. Животные всегда свободно перемещаются, причем не только на пастбищах, но и в хлеву. У нас не предусмотрены привязи или стойла, поэтому коровы и телята чувствуют себя вполне свободно. Зимой мы навещаем коров дважды в день. Первый раз в пять часов утра для кормления. Коровы получают силос, затем сено. Мы следим за тем, чтобы каждый теленок получал достаточно материнского молока, и в случае необходимости поим малыша из бутылочки. К утренним работам в хлеву относится также уборка навоза, мы стелем на полу свежую солому. Коровы в это время отправляются на «прогулку» во двор — большой загон перед хлевом.

Вы называете Ваше предприятие биологически чистым — что это означает?

Производство имеет статус биохозяйства с 1992 года, хотя на самом деле наша семья выращивает коров в естественных условиях, используя только натуральные корма, уже на протяжении нескольких столетий. Мы не закупаем корма и содержим в стаде ровно столько голов скота, сколько может прокормиться на наших пастбищах; таким образом, сохраняется естественный баланс. Мы придерживаемся этой практики уже триста лет и уверены, что это правильно.

Вы действительно не докупаете никаких кормов?

Да. Единственное, что мы покупаем, это ячмень (здесь в горах он не растет), который богат витамином Е, а также соль. Наличие высокогорных пастбищ позволяет нам использовать луга в долине для заготовки кормов на зиму в достаточном количестве. На зиму мы сами заготавливаем силос — свежую траву укладываем в специальные резервуары, засыпаем солью и накрываем пленкой — и сено.

Вы предлагаете гостям продукты собственного производства?

Мы производим разные виды шнапса, например брусничный и грушевый, джемы и сиропы из ягод и цветов, раз в неделю я пеку хлеб, всегда есть свежие яйца.

Как Вы справляетесь с таким объемом работ? Неужели все сами?

На подворье работаем мы с мужем вдвоем. Основной объем работ приходится на лето. Зимой муж работает на горнолыжных подъемниках, а я занимаюсь гостями и хозяйством. Конечно, помогают дети, у нас их трое. Старшей дочери 18 лет, она учится в туристической школе в Бад-Хофгастайне. Сыну 16, и он выбрал сельскохозяйственное училище. Младшая дочь учится в шестом классе гимназии, где, кстати, изучает русский язык.

А там наверху? Кто присматривает за стадом?

Брат моего мужа — Михаэль.

Что, совсем один?

Ну, да... Это не очень хлопотное занятие. Нижнее пастбище огорожено, а наверху существуют только естественные преграды — горные ручьи и отвесные скалы. Животные пасутся свободно и могут перемещаться так, как им вздумается. Конечно, мы навещаем их в горах — каждые два дня.

Кстати, о брате... Вы можете заглянуть к нему в альпийскую хижину, где он живет все лето, пока стада пасутся в горах. Он очень знаменит в нашей долине, благодаря своим крапфенам (Krapfen в переводе с немецкого — «пончик»).

Мы слышали, что он также проводит «мастер-классы» по приготовлению крапфенов?

Да, по четвергам и субботам гости хижины под присмотром Михаэля могут научиться делать настоящие крестьянские крапфены. Здесь их готовят не только сладкими — с вареньем или шоколадом, но и совершенно необычным способом — с мясным фаршем, картофелем и квашеной капустой.

Вы принимаете постояльцев — как Вы размещаете гостей?

Несколько лет назад мы перестроили наш дом. Исторический, 300–летний, пришлось, к сожалению, снести, но мы сохранили некоторые деревянные детали и использовали их в интерьере нового дома. Для гостей мы оборудовали на втором этаже два апартамента (в каждом из них могут разместиться до четырех человек) и двухместный номер (он может быть соединен с одним из апартаментов), так что одновременно мы можем принять до 10 человек. Еду наши гости готовят сами, поэтому каждый апартамент оборудован кухней. На первом этаже — комната для хранения лыж и ботинок, общая комната с обеденным столом и столом с играми, в подвале — детская игровая комната.

Наше хозяйство официально сертифицировано для приема гостей, организация «Отдых на крестьянском подворье» присвоила нам категорию 4 цветка (самую высокую). Раз в два года представители этой организации также проводят контроль безопасности (это обязательное условие для всех фермерских хозяйств, предоставляющих размещение для туристов).

Могут ли гости принимать участие в жизни Вашего хозяйства?

Конечно, могут. Правда, для отпускных занятий наш каждодневный быт оказывается не самым подходящим вариантом — это довольно тяжелый труд, особенно в жаркий день. Гости могут принимать участие в сенокосе — в некоторых местах на склонах мы косим по старинке, косой. У нас шесть гектаров лугов, которые мы обрабатываем исключительно вручную. После этого сено нужно дважды перевернуть, чтобы оно быстрее сохло, собрать и привезти на ферму.

Наши гости — это в основном семьи с детьми. Для них я провожу небольшую экскурсию по ферме, рассказываю примерно то же самое, что я рассказала вам сейчас. Конечно, дети всегда проявляют большой интерес к животным. Особенно им нравится вместе со мной кормить телят. Кроме коров у нас живут куры, гуси, кролики, собака Белла и кот Мориц. Белла отвечает за безопасное возвращение коров с пастбища, а Мориц (он живет на сеновале) защищает все хозяйство от мышей.

У нас уже бывали и гости из России. Им было чрезвычайно интересно познакомиться с нашим хозяйством.

Чем еще могут заняться Ваши гости?

К услугам наших постояльцев вся обширная программа долины Гастайн: пешие горные маршруты, маршруты для обычного и горного велосипеда, теннис, сегвей, зимой — горные лыжи. Можно посетить вершину Граукогель, Штубнеркогель с подвесным мостом, семейную зону отдыха Шлоссальм... Совсем рядом с нами поле для гольфа и школа верховой езды. В десяти минутах ходьбы от нашей фермы — маленькое озеро. И конечно, термальные комплексы и лечебные радоновые штольни.

Поблагодарив Элизабет, мы, естественно, не смогли отказать себе в удовольствии и отправились есть крапфены! Крапфен звучит лучше, чем пончик, хотя таковым по сути своей и является. Правда, пончиков с мясом и картошкой нам до этого пробовать не приходилось.

Добраться до хижины оказалось несложно: проехав через Бад-Гастайн и Бекштайн, нужно свернуть к отелю «Эвианквелле» (Evianquelle), чуть подальше оставить машину на парковке и идти пешком примерно минут двадцать. Дорога с романтическим названием «старый путь на мокрое поле» была с небольшим уклоном, горы — красивые, коров семейства Зальцманн мы тоже встретили — они бродили в лесу на берегу ручья, опознать их было просто — у этих коров обрезаны рога (так как они находятся в стойле не на привязи, рога ветеринар под наркозом срезает — больше они не вырастают).

Хижина называется Верхний Астенальм (Obere Astenalm), «альм» в переводе с немецкого — «пастбище». Михаэль — хозяин хижины и изготовитель гениальных пончиков — оказался совсем не похож на того пасторального пастушка, которого нарисовало нам наше воображение после рассказа Элизабет Зальцманн: такой молодец с набриолиненными кудрями, в джинсах, в модной клетчатой рубашке. Крапфены он готовит действительно необычно: на улице стоит большой казан с подсолнечным маслом, тесто Михаэль готовит заранее, а потом на заказ жарит крапфены. Готовить крапфены на улице — это изобретение самого Михаэля, так здесь больше никто не готовит. Он сам, без ложной скромности, утверждает, что его крапфены — лучшие в долине Гастайн. Михаэль, кстати, профессиональный повар, работал когда-то в одном из отелей в Бад-Гастайне, но вот уже без малого 25 лет «зависает» на Астенальм. Еще одно рацпредложение Михаэля — специальный бубенчик (наподобие тех, что носят коровы), который начинает звонить, если масло в котле чересчур нагревается (а это опасно). Бубенчик звонит, чтобы Михаэль не забыл убавить огонь под котлом.

Хижина очень милая и уютная — так и представляешь, как сидишь здесь холодным зимним вечером у печки. Из этого ничего, к сожалению, не выйдет — через неделю вместе со стадом Михаэль вернется в долину, хижина закроется (зимой ее засыпает снегом почти под крышу). Михаэль будет работать на подъемниках в зоне катания Спортгастайн. И только в мае месяце следующего года вернется сюда опять, вытащит на улицу котел, повесит бубенчик.

Ну и шнапсом нас, естественно, тоже угостили (не зря же мы хвалили шнапс, который делает фрау Элизабет!) — брусничным. И сам с нами выпил, Михаэль.

Беседу вели Ольга Аксенова и Наталья Новик

Отправить запрос
Отправить запрос